Сильвестр \(Спиридон\), священник Благовещенского собора

Сильвестр \(Спиридон\), священник Благовещенского собора
Сильвестр (в иноках Спиридон) (ум. до 1577) – священник Кремлевского Благовещенского собора, автор посланий, Жития княгини Ольги, автор или составитель «Домостроя», владелец келейной библиотеки. Едва ли о каком деятеле XVI в. высказывались в научной литературе настолько взаимоисключающие суждения, как о С.: одни считали его идеологом боярской оппозиции, другие – торгово-посадских кругов, одни писали о его близости к нестяжателям, другие – о его связях с осифлянами, одни просвещенным влиянием С. объясняли счастливые перемены в характере Ивана Грозного, другие полагали, что С. привил молодому царю религиозный фанатизм. Такие разнящиеся оценки объясняются противоречием между скудостью источников о жизни и деятельности благовещенского священника и рано сложившейся легендой о его всемогуществе. Творцом этой легенды был сам царь, красочно живописавший в первом послании А. М. Курбскому всевластие и своеволие С. и Алексея Адашева; таким же всесильным временщиком, к тому же убежденным сторонником князей Старицких, предстает С. на страницах Царственной книги. О том, как быстро привилась данная царем оценка ситуации при дворе в 1540–1550-х гг., свидетельствуют «История» А. М. Курбского, где все «полезное земле» творят все те же «мужие два» – С. и Адашев, и Летописец Пискаревский, согласно которому именно они «правили Рускую землю». Едва ли можно построить объективную характеристику деятеля прошлого на основе столь тенденциозных источников. А. Н. Гробовский показал, какие несообразности порождает чрезмерное доверие к словам Грозного и Курбского, в изображении которых царь в кон. 1540–1550-х гг. был лишь игрушкой в руках могущественной «партии» С. и Адашева. Вместе с тем точка зрения исследователя, считающего благовещенского священника ничего не значащей при дворе фигурой, представляется иной крайностью; в книге «Иван Грозный и Сильвестр» не учтены некоторые источники, которые свидетельствуют об активном участии С. в культурной политике сер. XVI в. И все же факт остается фактом: если головокружительная карьера Адашева хорошо документирована, роль С. на политической арене, полностью определявшаяся его личным влиянием на юного государя, почти не отложилась в современных источниках. Начав службу при дворе благовещенским попом, он и через пятнадцать лет, отправляясь в добровольное изгнание, носил этот сан. Мнение о том, что С. был благовещенским протопопом и, следовательно, царским духовником, должно быть оставлено (в 1540–1550-х гг. духовниками царя состояли Феодор Бармин, Иаков Дмитриевич, наконец, Андрей, будущий митрополит Афанасий, – все протопопы Благовещенского собора); впрочем, И. В. Курукин допускает, что С. был вторым духовником царя. Достоверно принадлежащие С. сочинения, за исключением послания Анфиму, носят столь отвлеченный характер, что не дают возможности составить отчетливое представление о его политической платформе, если у него и была таковая. Единственное, о чем можно говорить, – это об участии С. в годы фавора в идеологических мероприятиях сер. XVI в., направленных на упорядочение жизни московского общества («Домострой»), на оформление идеи «святорусского царства» (Степенная книга). Уроженец Новгорода, С. еще на родине занимался подготовкой квалифицированных иконников, каллиграфов, певчих и других мастеровых, о чем он сам рассказывает в послании сыну. Если пренебречь сообщением Царственной книги о том, что «промыслом» С. в 1540 г. был освобожден князь Владимир Старицкий с матерью, то первым известием о пребывании писателя в Москве будет вкладная запись на рукописи ГБЛ, собр. Тихонравова, № 629, которая датирована 1546 г. и в которой вкладчик называет уже себя благовещенским попом. Высказывалось предположение, что С. явился в столицу в свите митрополита Макария в 1542 г. Трудно сказать, сколько правды в словах Ивана Грозного о «детских страшилах», которыми будто бы в 1547 г. С. пугал царя и благодаря которым он «прельстил» самодержца и втерся к нему в доверие (Грозному в данном случае вторит князь Курбский, намекающий на какие-то «чюдеса» благовещенского попа). Столь же трудно оценить правдивость рассказа Царственной книги о поведении С. в критической ситуации 1553 г., когда он якобы высказался в поддержку Владимира Старицкого. Во всяком случае признаков царской «остуды» к благовещенскому попу до кон. 1550-х гг. не заметно. С другой стороны, нет оснований не доверять рассказу царя о судьбе С. и его сына в послании А. М. Курбскому: «Попу же Селивестру, видевше своих советников ни во что же бывше, и сего ради своею волею отоиде, нам же его благословне отпустившим... Того ради и чаду его сотворих и по се время во благоденстве пребывати; точию убо лица нашего не зря». Документально подтверждается, что царь Иван не лукавил по крайней мере в последнем заявлении: в 1561–1566 гг. Анфим Сильвестров благополучно служил дьяком в Смоленске. Если бы он умер в опале, едва ли род Анфима попал бы в Синодик Успенского собора (Миртов П. Знаменитый древнерусский священник. С. 551, примеч. 1). Стало быть, фаворит Ивана Грозного добровольно удалился в изгнание (по А. Л. Гробовскому, разрыв между ними произошел в августе 1560 г. или несколько позже (см.: Иван Грозный и Сильвестр. С. 195)); он постригся в Кирилло-Белозерском монастыре. В одном из «сказов» к «Новому Маргариту» А. М. Курбский рассказывает, что С., «исходище во изгнание пророчествоваль, иж восхощет бог казнь огнем попустить воскоре на едину часть града... яко и бысть» (Архангельский А. С. К изучению древнерусской литературы: Творения отцов церкви в древнерусской письменности. СПб., 1888. С. 76). Согласно другому сочинению Курбского – его «Истории», после собора 1560 г., созванного специально для осуждения Адашева и его сподвижника, бывший благовещенский поп был сослан в Соловецкий монастырь. Сообщение беглого князя наводит на серьезные размышления. Коль скоро Грозный заточил своего фаворита в северный монастырь, почему он не обмолвился об этом ни словом в первом послании беглецу и почему тот не уличил во лжи царя, подчеркнувшего добровольность изгнания С.? Почему в Кириллов перешла богатая келейная библиотека С.? Почему сюда же поступил посмертный вклад его и его сына? Таким образом, есть основания отнести известие Курбского о ссылке С. на Соловки к числу основанных на ложных слухах несообразностей его исторического сочинения. Тот факт, что в своем послании в Кирилло-Белозерский монастырь (1573 г.) Иван Грозный упоминает С. («другой на вас Селивестр наскочил»), подтверждает, кажется, обоснованность сомнений в осведомленности А. М. Курбского. Отвечая на второе царское послание (1577 г.), А. М. Курбский упрекает своего державного корреспондента в том, что тот не перестает клеветать на С. даже после его смерти: «Се тако ли воздаеш ему и по смерти?». Так определяется время кончины благовещенского священника. С полной уверенностью можно атрибутировать С. лишь три текста: послание казанскому наместнику князю А. Б. Горбатому, Житие княгини Ольги, Послание и наказание от отца к сыну, входящее 64-й главой во вторую редакцию «Домостроя». Послание А. Б. Горбатому представляет собой ответ на адресованное С. «честное писание» князя и написано между 26 февраля и июнем 1553 г. (Гробовский А. Л. Иван Грозный и Сильвестр. С. 43); благовещенский священник наставляет здесь наместника, указывая на обязанности правителя только что присоединенной Казани. Послание читается в одном из сборников келейной библиотеки С. (ГПБ, Соф. собр., № 1281), где ему предшествует анонимное Послание Ивану IV (точнее назвать этот текст Словом, так как в нем нет признаков эпистолярного жанра), а далее читается анонимное же послание некоему вельможе. И то и другое произведения с большим или меньшим основанием усвояются С. Впрочем, Послание царю настолько лишено примет времени, содержа лишь общеморальные наставления, что были попытки приписать его митрополиту Даниилу (атрибуция многих ученых XIX в.), Вассиану Топоркову (Барсов Н. И. К вопросу об авторе «послания к царю Ивану Васильевичу», Сильвестровского сборника С.-Петербургской Духовной академии // Сборник Археологического ин-та. СПб., 1880. Кн. 4. С. 90–130), Троицкому игумену Артемию (Кононов Н. Разбор некоторых вопросов, касающихся Стоглава // БВ. 1904. № 4. С. 674–677), митрополиту Макарию (Макарий [Булгаков]. История... Т. 7. С. 360, примеч. 293; Смирнов И. И. Очерки... С. 233–240); наконец, в списках ГИМ, Синод. собр., № 935 и Пермской публичной библиотеки (Курукин И. В. Сильвестр... С. 12–13) сочинение, точнее его переделка, приписано Максиму Греку. Послание Ивану IV послужило одним из источников Стоглава, из чего следует его датировка периодом до 1551 г.; впрочем, влияние его на текст Стоглава признается не всеми (ср.: Курукин И. В. Заметки о «нестяжательстве» и «иосифлянстве»: (Историографическая традиция и источники) // Вопросы источниковедения и историографии истории СССР: Дооктябрьский период. М., 1981. С. 65). Последнее из посланий Софийского сборника адресовано какому-то опальному вельможе, обратившемуся к автору с просьбой о ходатайстве при дворе («требуеши помощи от моея худости»). Что С., когда был в случае, действительно «печаловался» перед царем, подтверждает направленное благовещенскому священнику послание Максима Грека, в котором афонский старец просит временщика «поминать» царю о детях покойного Никиты Борисовича – по-видимому, Никиты Борисовича Туренина (Сочинения преподобного Максима Грека. Казань, 1860. Ч. 2. С. 379–381). Соседство в рукописи анонимного послания и послания А. Б. Горбатому навело некоторых на мысль, что и первое из них адресовано впавшему в немилость казанскому наместнику. Следует отметить, что не все согласны с атрибуцией С. третьего послания: установив, что основная часть текста восходит в нем к посланию старца Филофея, В. Малинин считает его же автором послания в Софийском сборнике (Малинин В. Старец... С. 170–186; оба послания изданы параллельно в приложении к этой книге). Послания С. свидетельствуют о его широкой образованности: он прекрасно ориентируется в Священном писании, знает историю Византии, упоминает Александра Македонского и царя Тиридата, из произведений своих соотечественников использует Послание на Угру Вассиана Рыло, к которому, между прочим, восходит и изречение Демокрита, заимствованное ростовским архиепископом из «Пчелы». Такому грандиозному предприятию, как составление Степенной книги, которая в целом считается трудом митрополита Афанасия и датируется 1560–1563 гг., должны были предшествовать какие-то подготовительные работы, в которых, как видно, принимал непосредственное участие ученый благовещенский священник. На это недвусмысленно указывает рукопись кон. XVI в. ГПБ, собр. Погодина, № 744, содержащая Житие княгини Ольги; на нижнем поле первого диета здесь читается: «Списано любомудрецем Селивестром, прозвитером царствующаго града Москвы». Написанное С. прежде всего на основе Летописи Никоновской Житие Ольги в переработанном виде вошло в Степенную книгу в качестве ее вступительной статьи. Недавно И. В. Курукин привел некоторые соображения в пользу того, что С. работал и над составляющим первую степень Степенной книги Житием князя Владимира. Все это, однако, не дает повода для пересмотра вопроса об авторе Степенной, значительную часть которой А. И. Соболевский в свое время приписывал С. Помимо Степенной книги С. без достаточных оснований пытались атрибутировать и другие тексты. В частности, Д. П. Лебедев считал его автором «Слова благодарственного к господу нашему Иисусу Христу о бывшей преславней победе на крымского пса...», в действительности принадлежащего Максиму Греку (Лебедев Д. П. Неизвестный московский проповедник половины XVI в. // Труды Восьмого археологического съезда в Москве. М., 1895. Т. 2. С. 175–182). Сообщение Стоглава о том, что С. входил в состав делегации, возившей в Троицкий монастырь проект постановлений собора на утверждение бывшему митрополиту Иоасафу, явилось толчком для разного рода домыслов об участии благовещенского священника в решениях Стоглава. Д. Стефанович старался даже определить, какие разделы памятника писал и редактировал С. (Стефанович Д. О Стоглаве. СПб., 1909. С. 54, 57). Не более удачны были высказывавшиеся до сих пор догадки о роли С. в организации московского книгопечатания: Е. Л. Немировский считает его руководителем анонимной типографии, а А. С. Орлов приписывал ему (если не митрополиту Макарию) ни больше, ни меньше как послесловие к первопечатному Апостолу (Орлов А. С. К вопросу о начале печатания в Москве // Иван Федоров первопечатник. М.; Л., 1935. С. 18). На более твердой почве находятся исследователи, обсуждая, является ли С. автором «Домостроя» (во второй редакции озаглавлен: «Книга глаголемая Домострой, имеет в себе вещи зело полезны, поучение и наказание всякому християнину – мужу, и жене, и чадом, и рабом, и рабыням»); вопрос этот дебатируется славистами с той поры, как в 1849 г. Д. П. Голохвастов издал памятник по Коншинскому списку (ГПБ, Q.XVII.149). Степень участия С. в судьбе памятника определяется учеными по-разному: одни считают благовещенского священника лишь переписчиком уже существовавшего произведения, дополнившим только его посланием сыну, иные – редактором более древнего (или древних) сочинения, другие – единоличным автором. Причина этой разноголосицы кроется в особенностях рукописной традиции «Домостроя», так как лишь в одной (так называемой второй) редакции памятника, сохранившейся, по подсчетам А. С. Орлова, в двенадцати рукописях, читается безусловно принадлежащее С. и адресованное Анфиму Послание и наказание от отца к сыну (гл. 64). В списках первой редакции (семнадцати, по подсчетам А. С. Орлова), в том числе старшем списке «Домостроя» из собрания Общества истории и древностей Российских (ГБЛ, ф. 204, № 340), послание Анфиму отсутствует. Существует, кроме того, третья – контаминированная редакция, известная А. С. Орлову по трем спискам. В зависимости от того, признавалась ли начальной первая или вторая редакция «Домостроя», решался и вопрос об авторстве С. Для плодотворного продолжения дискуссии необходимо новое текстологическое исследование произведения по всем спискам. Будет ли признан «Домострой» сочинением С. или нет, не приходится отрицать, во-первых, созвучность его мыслей с рекомендациями, которые дает своему сыну благовещенский священник, и, во-вторых, продуманность композиции и стилистическое единство произведения, показывающие сомнительность предложенного И. С. Некрасовым деления его на три разновременные части (на основании предисловия, предпосланного «Домострою» в первой редакции): 1) поучение о духовном строении (гл. 1–15); 2) «наказ о мирском строении» (гл. 16–29); 3) наказ «о домовном строении» (гл. 30–63). Что касается послания Анфиму, оно, по всей видимости, было написано во 2-й пол. 1550-х гг., когда сын С. служил государевым дьяком в Москве (Милюков П. Н. Древнейшая разрядная книга официальной редакции (по 1565 г.). М., 1901. С. 190, 213); наставляя своего сына, благовещенский священник пишет между прочим: «Православный царь государь велел послужити тебе в своей царской казне у таможенных дел». Как энциклопедия по домостроительству «Домострой» не является уникальным памятником в мировой литературе: исследователи подобрали многочисленные образцы подобных компендиумов в литературах разных времен и народов (подробный обзор их см. в работе И. С. Некрасова). Пытались также, без большого успеха, указать на непосредственные иноязычные источники «Домостроя» (например, книгу Миколая Рея «Żywot człowieka poczciwego»). В «Домострое» и подобных ему энциклопедиях по домостроительству проявилось свойственное древности отношение к книге как модели мироздания; энциклопедия, включавшая сумму знаний об определенной жизненной сфере, была реализацией символа «книга – космос». Вместе с тем неверно было бы отрывать древнерусскую энциклопедию семейного быта от национальной почвы; «Домострой» содержит драгоценные сведения о той области жизни, которая в силу этикетности средневековой культуры не отразилась в других источниках; по той же причине приписываемое С. сочинение – ценнейший документ для истории русского языка. Национальное своеобразие «Домостроя» проявилось и в использованных его автором источниках: помимо Священного писания, это – «Стословец» Геннадия, Пролог, древнерусские учительные сборники, монастырские уставы; высказывались предположения о влиянии на завершающее «Домострой» послание Анфиму Поучения Владимира Мономаха. Когда бы ни были написаны отдельные разделы «Домостроя», в настоящем своем виде он входит органической частью в правительственные мероприятия сер. XVI в. по регламентации общественной и частной жизни, по упрочению авторитета власти московских самодержцев, по поднятию престижа управляемой ими страны. Он находит аналогии в других обобщающих мероприятиях эпохи Грозного, таких как Великие Минеи Четий, Судебник 1550 г., Стоглав, Степенная книга, Летописный свод Лицевой. Отрыв «Домостроя» от породившей его культурной ситуации и подход к нему как к универсальному идеалу русской семейной жизни привели к антиисторической оценке памятника, в котором видят лишь апологию домашнего рабства и скопидомства. Не разработан вопрос о влиянии «Домостроя» на позднейшие сочинения. Под заглавием «Домострой» А. Ф. Бычков издал дидактическое стихотворение Кариона Истомина, предполагая влияние на него памятника XVI в. («Домострой» Кариона Истомина // ЛЗАК за 1862–1863 гг. СПб., 1862. Вып. 2. С. 126–132; на самом деле стихи Кариона Истомина, по-видимому, назывались по-другому: Браиловский С. Н. Один из пестрых XVII-го столетия. СПб., 1902. С. 267–273). С большей уверенностью можно говорить о влиянии приписываемой С. книги (тех ее разделов, где даются общие моральные напутствия) на виршевой «Домострой», опубликованный В. Н. Перетцем (Виршевой Домострой в списке начала XVIII столетия // Сб. статей к сорокалетию ученой деятельности академика А. С. Орлова. Л., 1934. С. 17–28; перепечатан в кн.: Русская силлабическая поэзия XVII–XVIII вв. Л., 1970. С. 309–312). Послание Анфиму, достоверно принадлежащее С., рисует его «не только как «мастера», учившего грамоте, пению, церковному обиходу и выводившего молодых людей в священники, дьяконы, подьячие, книжные писцы, но также как иконописца, серебряных дел мастера и торговца» (Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой. С. 189). Знатоком церковной живописи предстает С, и в «жалобнице» на дьяка Ивана Висковатого. Поданная собору 1553–1554 гг. «жалобница» благовещенского попа содержит оправдания по поводу «рукописания» Висковатого, в котором дьяк обвинял С. в единомыслии с уклонившимся в ересь Матвеем Башкиным и Артемием Троицким и высказал свои сомнения относительно новых икон Благовещенского собора и росписей царской Золотой палаты. Висковатого смущали аллегорические композиции, которые получили распространение в псковской и новгородской иконографии и многих вводили в соблазн с нач. XVI в. (ср. послание Дмитрия Герасимова М. Г. Мисюрю Myнехину, «Истины показание» Зиновия Отенского). С. как руководителю восстановительных работ в Кремле после пожара 1547 г. пришлось оправдываться; (А. Л. Гробовский думает, правда, что С. был лишь одним из четырех старост, приставленных для наблюдения за иконописцами (Иван Грозный и Сильвестр. С. 32)); в «жалобнице» он настаивает на традиционности критикуемых Висковатым иконографических схем («писали иконники все со старых образцов своих»). «Жалобница» С. неоднократно издавалась: ААЭ. 1836. Т. 1. С. 246–248. № 238. III; Московские соборы на еретиков XVI века в царствование Ивана Васильевича Грозного / Изд. О. Бодянский // ЧОИДР. 1847. Кн. 3, отд. II. С. 18–21; «Розыск», или «Список о богохулных строках и о сумнении святых честных икон, диака Ивана Михайлова сына Висковатаго», в лето 7062 // Там же. 1858. Кн. 2, отд. III. С. 41–42 (окончание отсутствует); Голохвастов Д. П., Леонид. Благовещенский иерей Сильвестр... С. 25–29. Особый интерес представляет так называемая «библиотека» С., состав которой восстановлен в основном трудами А. А. Зимина и Н. Н. Розова. Наличие большого числа рукописных книг, пометы и записи на которых связывают их судьбу с деятельностью благовещенского священника, косвенно подтверждают основанное на послании Анфиму предположение, что в Новгороде и Москве под руководством С. работали скриптории. Собственно о келейной библиотеке писателя можно говорить только в отношении кодексов, которые книгохранители Кирилло-Белозерского монастыря метили как «селиверстовские». Таких кодексов в настоящее время выявлено не менее двадцати двух: ЦГАДА, ф. 381, № 53; ГПБ, греч. № 115 (Н. Н. Розов сомневается в принадлежности рукописи библиотеке С.); Соф. собр., № 78, 1195, 1281; Q.I.874; Кир.-Белоз. собр., № 1/126 4/9, 6/131, 13/1252, 14/1253, 35/160, 36/41, 36/1275, 44/1121, 53/178 92/349, 112/237, 120/125, 518/775, 519/776, 521/778; возможно сюда же относится упоминаемая И. В. Курукиным (Сильвестр... С. 17) рукопись ГИМ, Воскр. собр., бум. № 87, содержащая «Тактикон» Никона Черногорца. Келейная библиотека С. комплектовалась еще в Москве из разных источников – ср. лицевой харатейный сборник XIV в., греческие рукописи Тимофея Вениаминова и Максима Грека, переписанный по повелению новгородского архиепископа Геннадия «Маргарит», автограф новгородского архиепископа Пимена. Примечательна в этом отношении запись на пергаменном Евангелии XIV в., так и не попавшем в Белозерский монастырь (ГИМ, Синод. собр., № 401): «Евангелие Волынцевское взял свещеник Селивестр». Когда С. постригся в Кирилловом монастыре, он забрал туда не все свои рукописи – на кодексе ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 53/178 сохранилась запись о присылке ее отцу Анфимом, а шесть книг ученого старца (ГПБ, Соф. собр., № 1195; Q.I.874; Кир.-Белоз. собр., № 4/9, 6/131, 35/160, 112/237) попали в монастырскую библиотеку через посредство самого царя (они помечены как книги «государьского дания»). Отсутствие на «селиверстовских» книгах вкладных С. свидетельствует скорее всего о том, что они перешли в монастырскую казну после смерти старца. Помимо «селиверстовских» книг Кириллова монастыря сохранились многочисленные вклады священника-книголюба (частично в этих вкладах участвовал и его сын Анфим) – в монастыри Александро-Свирский (ГБЛ, собр. Тихонравова, № 629, вклад 1546 г.), Соловецкий (ГПБ, Солов. собр., № 130/130, 159/159, 259/259, 761/871, 1039/1148 – единовременный вклад 1552 г.; ГПБ, Солов. собр., № 160/160 – по-видимому, вложено тогда же; ГПБ, F.IV.683 – вложено уже в бытность С. иноком Спиридоном), Чудов (ГИМ, Чуд. собр., № 18/188 – вклад 1556 г.; вероятно, также Чуд. собр., № 17/187, где сохранилось лишь окончание вкладной), в принадлежащее Кириллову монастырю село Петровское (ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 381/638). Неведомыми путями попала в Афонский Хиландарский монастырь Толковая псалтирь, разделенная сейчас на две части; на одной из частей – запись на верхней крышке: «Благовещенскаго попа Селивестра и сына его» (Богдановиħ Д. Каталог ħирилских рукописа монастира Хиландара. Београд, 1978. С. 86–87, № 116, 117). Неизвестно теперешнее местонахождение Евангелия, вложенного в 1564 г. уже без участия отца Анфимом Сильвестровым в Брянский Свенский монастырь (Евсеев И. Е. Описание рукописей, хранящихся в Орловских древлехранилищах. Орел, 1906. Вып. 2. С. 138). Кроме того, из вкладной книги Соловецкого монастыря выясняется, что С. вложил сюда целую библиотеку – 66 книг; что это были за книги – не установлено (Курукин И. В. Новые сведения... С. 70). Изд.: Домострой благовещенского попа Сильвестра / Изд. Д. П. Голохвастов // ВОИДР. 1849. Кн. 1. С. I–VI, 1–114; Домострой по рукописям имп. Публичной библиотеки / Под редакцией В. Яковлева. СПб., 1867; 2-е изд. испр. Одесса, 1887; Барсов Н. Из неизданных памятников дровней русской литературы; Учительные послания священника московского Благовещенского собора Сильвестра к казанскому воеводе Александру Борисовичу (Шуйскому-Горбатому) // Христ. чт. 1871. № 3. С. 1–40; Голохвастов Д. П., Леонид, архимандрит. Благовещенский иерей Сильвестр и его писания // ЧОИДР. 1874. Кн. 1. С. 1–110 (3амысловский Е. [Рецензия] // Сборник государственных знаний. СПб., 1875. Т. 2. С. 123–138); Домострой по списку имп. Общества истории и древностей российских / Изд. И. Е. Забелин // Там же. 1881. Кн. 2. С. I–IV, 1–202. (Опечатки и дополнения // Там же. 1882. Кн. 1. С. I–XVI); Домострой Сильвестровского извода. СПб., 1891; Сильвестра послание и наказание от отца к сыну // Памятники древнерусской церковно-учительной литературы. СПб., 1897. Вып. 3. С. 140–149; Малинин В. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев, 1901. Прил. С. 7–24; Орлов А. С. Домострой по Коншинскому списку и подобным // ЧОИДР. 1908. Кн. 2. С. 1–104, 1–172; 1911. Кн. 1. С. I–IV, 1–140 (Михайлов А. В. [Рецензия] // Сборник отчетов о премиях и наградах, присуждаемых имп. Академиею Наук. Т. 5. Отчеты за 1910 год. Пг., 1915. С. 326–345); Duchesne Е. Le Domostroi: (Ménagier russe du XVI-е siècle). Paris, 1910 (пер. на франц. яз.); Домострой / Подгот. текста, пер. и коммент. В. В. Колесова // ПЛДР. Середина XVI века. М., 1985. С. 70–173, 580–586. Лит.: Евгений [Болховитинов]. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. 2-е изд. СПб., 1827 Т. 2 С. 201–204; Афанасьев А. Об археологическом значении «Домостроя» // Отеч. зап. 1850. Т. 71. Отд. II. С. 33–46; Порфирьев И. Я. 1) Домострой Сильвестра // ПС. 1860. Ч. 3. С. 279–330; 2) История русской словесности. Казань, 1909. Ч. 1. С. 544–556; Некрасов И. С. 1) Опыт историко-литературного исследования о происхождении древнерусского Домостроя // ЧОИДР. 1872. Кн. 3. С. 1–184 (Brückner А. [Рецензия] // Russische Revue, 1874. Bd 4. S. 1–29); 2) К вопросу о Домострое // ЖМНП. 1889. Ч. 263. № 6. С. 372–390; Макарий [Булгаков]. История русской церкви. СПб., 1874. Т. 7. С. 462–481; Костомаров Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. СПб., 1874. Отд. 1. Вып. 2. С. 405–445; Розанов Н. Сильвестр, благовещенский священник // Тамбовские епархиальные ведомости. 1874. Часть неофиц. № 22. С. 839–845; Жданов И. Материалы для истории Стоглавого собора // ЖМНП. 1876. Ч. 186. № 7. С. 70–79, 86–89 (перепечатано в кн.: Жданов И. Н. Сочинения. СПб., 1904. Т. 1. С. 193–202, 210–214); 3аусцинский А. Быт русского общества 16-го столетия по Домострою // Варшавские университетские известия. 1879. № 4. Неофиц. отд. С. 1–19; Филарет. Обзор. С. 145–147; Михайлов А. В. 1) К вопросу о редакциях Домостроя, его составе и происхождении // ЖМНП. 1889. Ч. 261. № 2. С. 294–324; Ч. 262. № 3. С. 125–176; 2) Еще к вопросу о Домострое // Там же. 1890. Ч. 270. № 8. С. 332–369; Характеристика русского общества XVI-го века по «Домострою» // Ярославские епархиальные ведомости. 1890. Часть неофиц. № 3. Стб. 36–48; № 4. Стб. 63–64; Бракенгеймер П. ’Αλεξίου Κομνηνού ποίημα παραινετιχόν в сравнении с русским Домостроем. Одесса, 1893; Сергий [Соколов]. Московский благовещенский свящ. Сильвестр как государственный деятель // ЧОИДР. 1893. Кн. 1, С. 1–75; Ключевский В. О. Два воспитания // Русская мысль. 1893. № 3. С. 79–99 (перепечатано в кн.: Ключевский В. О. Очерки и речи: Второй сборник статей. М., 1913. С. 216–247); Пыпин А. Н. 1) Итоги старого московского царства // Вестник Европы. 1894. № 8. С. 795–805; 2) История русской литературы. СПб., 1898. Т. 2. С. 210–218, 221–222; Кизеветер А. А. Основная тенденция древнерусского Домостроя // Русское богатство. 1896. № 1. С. 39–59 (под заглавием «Политическая тенденция древнерусского Домостроя» перепечатано в кн.: Кизеветтер А. А. Исторические очерки. М., 1912. С. 3–28); Яцимирский А. И. Вновь найденный список Домостроя // Археологические известия и заметки. 1897. Год 5. № 9. С. 273–285; Труды Киевской духовной академии. 1900. № 6. Прил. С. 220–224 (отзывы А. Булгакова и И. Королькова о сочинении студента П. Миртова «Священник Сильвестр и его сочинения»); Шестаков С. Византийский тип Домостроя и черты сходства его с Домостроем Сильвестра // ВВ. СПб., 1901. Т. 8, вып. 1–2. С. 38–63: Труды Киевской духовной академии. 1903. № 9. Прил. С. 324–327 (отзывы С. Песоцкого и В. Малинина о сочинении студента Ф. Власова «Домострой как памятник литературы и как источник для воспроизведения религиозно-нравственного состояния русского народа»); Миртов П. Знаменитый древнерусский священник: (Очерки жизни и деятельности московского протопопа Сильвестра) // Странник. 1903, март. С. 389–414; апр. С. 539–554; Бороздин А. Сильвестр // РБС. 1904. «Сабанеев – Смыслов». С. 429–431; Соболевский А. И. 1) Рец. на кн.: Васенко П. Г. Книга степенная царского родословия. СПб., 1904. Ч. 1 // СОРЯС. 1907. Т. 82. № 6. С. 12–13; 2) Поп Сильвестр и Домострой // ИпоРЯС. 1929. Т. 2, кн. 1. С. 187–202; Древности. Труды славянской комиссии имп. Московского археологического общества. М., 1911. Т. 5. Протоколы № 91–117. С. 38–39 (доклад А. С. Орлова «Смешанная редакция Домостроя»); Петухов Е. В. Русская литература: Древний период. 2-е изд., просмотр, и доп. Юрьев, 1912. С. 213–224; Бедржицкий Л. К литературе о Домострое // РФВ. 1913. Т. 69. № 2. С. 487–492; Орлов А. Домострой: Исследование. М., 1917. Ч. 1; Андреев Н. Е. О «деле дьяка Висковатого» // Seminarium Kondakovianum. Прага, 1932. Т. 5. С. 191–242 (репринт в кн.: Andreyev N. Studies in Muscovy. London, 1970. № III); Словарь безбожника // Антирелигиозник. 1940. № 1. С. 55 («Домострой»); Григоров Д. Е. Классовые основы «Домостроя» // Учен. зап. Северо-Осетинского гос. пед. ин-та им. К. Л. Хетагурова. Орджоникидзе, 1940. Т. 2 (15), вып. 1. С. 53–62: История русской литературы. М.; Л., 1945. Т. 2, ч. 1. С. 441–445; Никифоров С. Д. Из наблюдений над языком «Домостроя» по Коншинскому списку // Учен. зап. Московск. гос. пед. ин-та им. В. И. Ленина. Кафедра рус. яз. 1947. Т. 42. С. 15–79; Ринберг В. Л. О синтаксических функциях глагольных форм «Домостроя» // Науковi записки Киïвського державного педагогичного iн-ту iм. О. М. Горького. 1948. Т. 7. Фiлол. сер. № 2. С. 68–87; Соколова М. А. 1) К именному склонению в «Домострое» // Памяти академика Льва Владимировича Щербы. Л., 1951. С. 245–254; 2) Очерки по языку деловых памятников XVI века. Л., 1957; 3) Синонимы в памятниках XVI века: (по материалам «Домостроя») // Учен. зап. Латвийск. гос. ун-та. Сб. кафедры рус. яз. 1960. Филол. науки. Т. 36, вып. 6А. С. 23–43; 4) Чужая лексика в «Домострое»: (заимствования из греческого языка) // Там же. 1961. Т. 43, вып. 7А. С. 43–57; 5) Значение памятников деловой письменности для истории русского языка // Вестн. ЛГУ. 1961. № 2. Сер. истории, языка и лит. Вып. 1. С. 123–131; Бахрушин С. В. «Избранная рада» Ивана Грозного // С. В. Бахрушин. Научные труды. М., 1954. Т. 2. С. 329–352; Смирнов И. И. Очерки политической истории Русского государства 30–50-х годов XVI века. М.; Л., 1958. С. 231–257; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958. С. 41–70; Масленникова Н. И. К истории русской общественной мысли XVI века: («Домострой») // Тез. докл. VI науч. конф. профессорско-преподавательского состава, посвященной 40-летию Ленингр. гос. библ. ин-та им. Н. К. Крупской. Л., 1958. С. 18–19; Киčега С. 1) Obraz doby ve staroruském Domostroji // Bulletin Ústavu ruského jazyka a literatury při filosofické fakulté Karlovy university. Praha, 1962. T. 6. S. 153–159; 2) U pramenů «domostrojevské» legendy: (K prvému otištěni staroruského Domostroje) // Ibid. 1963. T. 7. S. 113–120; Веселовский С. Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 482; Jagoditsch R. Zu den Quellen des altrussischen «Domostroj» // Ősterreichische Beiträge zumV. Internationalen Slavistenkongress (Wiener Slavistische Jahrbuch). Graz; Kölri, 1963. S. 40–48; Немировский Е. Л. 1) Возникновение книгопечатания в Москве: Иван Федоров. М., 1964. С. 29–35, 263–269; 2) Иван Федоров (около 1510–1583). М., 1985. С. 88–91; Xельми Поукка. О возможном польском источнике Домостроя // Scando-Slavica. Copenhagen, 1966. Т. 12. С. 119–122; Розов Н. Н. Библиотека Сильвестра (XVI век) // Исследования источников по истории русского языка и письменности. М., 1966. С. 191–205; Скрынников Р. Г. Начало опричнины // Учен. зап. Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена. 1966. Т. 294. С. 107–118; Grоbоvskу А. N. 1) The «Chosen Council» of Ivan IV: A Reinterpretalion. New York, 1969; 2) Иван Грозный и Сильвестр: (История одного мифа). Лондон, 1987; Niеss Н. P. Der «Domostroj» oder «Wie man als rechtgläûbigar Christ ieben soil» // Kirchе im Osten. 1971. Bd 14. S. 26–67; Курукин И. В. 1) Сильвестр и составление Жития Ольги Степенной книги // Теория и практика источниковедения и археографии отечественной истории. М., 1978. С. 51–60; 2) Новые сведения монастырских архивов о Сильвестре // Вопросы источниковедения и историографии истории досоветского периода. М., 1979. С. 63–73; 3) Данные источников о «нестяжательстве» Сильвестра // Источниковедение и историография. Специальные исторические дисциплины. М., 1980. С. 43–45; 4) К изучению источников о начале Ливонской войны и деятельности правительства Адашева и Сильвестра // Источниковедческие исследования по истории феодальной России. М., 1981. С. 29–48; 5) Сильвестр. Политическая и культурная деятельность: (источники и историография): Автореф. дис. ... канд. истор. наук. М., 1983; Библиотека Ивана Грозного: Реконструкция и библиографическое описание / Сост. И. Н. Зарубин. Л., 1982. С. 38–39, 40–41, 49, 51, 93. Доп.: Альшиц Д. Н. Начало самодержавия в России: Государство Ивана Грозного. Л., 1988. С. 62–73.
Д. М. Буланин, В. В. Колесов

Словарь книжников и книжности Древней Руси.

Игры ⚽ Поможем решить контрольную работу

Полезное



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»